НЕДОБРОПОРЯДОЧНОСТЬ СТРОИТЕЛЬНОЙ Компании ПРИВЕЛА ЗАКАЗЧИКА К Значимым Денежным ПОТЕРЯМ

Общепризнанно, что город Берлин является туристским центром мирового масштаба. Тут находится огромное количество культурно-исторических ценностей и памятников архитектуры, за сохранностью которых осуществляется очень серьезный контроль. К реставрации построек и сооружений памятников архитектуры предъявляются очень высочайшие требования — всё должно быть выполнено конкретно так, как оно было в «первозданном» виде, как обозначено в нормативах – никаких отступлений. Это касается не только лишь вида строения и сооружения, да и цвета краски, её свойства и смеси, укладки камешков и плиток на дорожках, установления решёток и т.д. и т.п.. Всё должно смотреться так, как оно смотрелось при первичном разработке.

Андрей – так назовём клиента нашей адвокатской канцелярии – достаточно большой предприниматель и довольно обеспеченный человек. Так обеспеченный, что мог для себя позволить приобрести в Берлине земляной участок площадью 1800 кв. метров совместно с расположенной на нём виллой — монументом архитектуры — общей площадью 400 кв. метров и другими надворными постройками. Вилла была построена известным германским архитектором и находится под особенной охраной страны в связи с тем, что дом имеет огромную строительную ценность. При всем этом дом добивался реставрации. При заключении контракта купли-продажи дома Андрею было поставлено условие – внешний облик дома, земляного участка и всех надворных строений должен соответствовать до мелких деталей начальному сооружению. Андрей условие принял.

К нему обратилась строительная компания с предложением передать им строительный попорядку на выполнение реконструкции дома и других строений, заверив его, что компания имеет достаточный опыт в восстановлении памятников архитектуры, она располагает «достаточным количеством сил и средств для удачной реконструкции объекта». Компания предложила свои услуги в качестве проектировщика – у неё имелся собственный конструктор — и в качестве подрядчика. Потому что Андрей был лично знаком с генеральным директором компании, он охотно принял предложение. Было решено заключить, так именуемый, поушальный договор, т.е. с указанием общей цены всех работ, подготовка которого была поручена генеральному директору компании. Согласно договору Андрей воспринимал на себя обязательство производить платежи по установленному сторонами графику, а компания обязывалась в установленный сторонами срок приготовить проект реконструкции объекта, выполнить эту реконструкцию в согласовании с разработанным ею проектом и сдать готовый объект заказчику под ключ. В устной форме было обсуждено, что генеральным директором компании будет составлено описание работ, которое войдёт в договор, и какие конкретно работы должны быть выполнены компанией. Общая цена работ по договору была определена сторонами в размере 455 тыщ евро, срок сдачи объекта – через 8 месяцев.

Андрей произвёл оплату первой суммы, и компания приступила к выполнению первого шага работ. На первом шаге перед ней стояли последующие задачки: получить разрешение городских властей на проведение реконструкции, изучить реальное состояние строительного объекта, на основании приобретенных результатов приготовить детализированный план-график проведения работ с учётом срока сдачи объекта, выполнить работы по ремонту кровли строения и устройству гидроизоляции фундаментов, выполнить полный демонтаж всех инженерных систем и частей отделки строения.

В процессе исследования строительного объекта, выяснилось, что прежним владельцем здание было перестроено с серьёзными отклонениями от начального проекта – его фундамент был сооружён с большенными недоделками. В связи с этим все последующие работы могут проводиться только после дополнительного усиления фундамента. Не считая того, компанией была проведена дополнительная экспертиза грунтов, в итоге чего выяснилось, что реконструкцию первого этажа необходимо вести по специальной технологии в области строительства, что неизбежно приведёт к повышению цены и сроков проводимых работ. Генеральный директор строительной компании поставил в известность Андрея о результатах проведённых исследовательских работ, и стороны условились об увеличении цены работ на 25 тыс евро и продлении срока на полтора месяца (все контрактённости происходили в устной форме). После чего компания приступила к предстоящей работе, а Андрей произвёл вторую оплату, через две недели – третью и уехал в Россию в долгосрочную командировку. Возвратившись через два месяца, он нашел, что работы на доме ведутся с значимым отставанием от графика. Из этого следовало, что сроки строительства опять отодвинутся. Было ясно, что оплаченные Андреем деньги не осваиваются подабающим образом – объём выполненных работ был несравненно мал по сопоставлению с выплаченными суммами. Потому стороны пришли к соглашению, что Андрей приостанавливает финансирование строительства до того времени, пока подрядчиком не будут выполнены оплаченные им работы. Не считая того, Андрей произвёл осмотр строительства и выявил грубые нарушения в проекте реконструкции. В этой связи в течение 2-ух следующих месяцев было проведено повторное проектирование отдельных строй узлов и частей, что опять привело к существенному удорожанию цены строительства и удлинению сроков сдачи объекта.

Андрей не вступал в споры с компанией по поводу цены устранения нарушений и переделок. Он перенял на себя все издержки, связанные с ошибками в проектировании, хотя осознавал, что эти ошибки – итог недостаточной квалификации проектировщика. Компания продолжила работы, но было ясно, что они не будут завершены и по истечению года с момента их начала. Андрей провёл встречу с генеральным директором компании, в итоге которой меж ними было подписано дополнительное соглашение об увеличении цены строительства на 100 тыс евро и установлен новый срок сдачи объекта. После чего Андрей сделал еще одну оплату и опять уехал в Россию – его присутствия там добивались дела его компании. И опять, возвратившись из Рф через два месяца, Андрей нашел, что строительство очень и очень далековато от окончания. В качестве оправдания отставания от установленного графика строители сейчас называли задержку с поставками девайсов деталей. Терпение Андрея завершилось – в процессе проведения работ обнаруживались всё новые и новые значительные отличия в проектной документации от того, что должно было быть и чего добивался начальный проект дома и земляного участка. Очевидно, первоначальное исследование строительного объекта было выполнено, мягко говоря, не на соответствующем уровне. Не считая того, на строительном участке не было правильной организации работ, в доме были испорчены окна, двери, паркет и почти все другое. Андрей уже выплатил практически всю сумму, предусмотренную договором и дополнительными соглашениями – сумма с начальных 455 тыщ уже выросла до 835 тыщ евро. Т.е. Андрей уже выплатил сверх сначало обсужденной суммы 230 тыщ, а конца строительства не было видно. Напротив, строительная компания предложила ему ещё прирастить цена работ. Андрей объявил генеральному директору о том, что он расторгает с компанией договор и больше в её услугах не нуждается. А просто – он изгнал всех работников с участка и воспретил впредь на нём появляться.

По условиям договора и дополнительных соглашений Андрей не выплатил компании 50 тыс. евро, но заявил, что больше никаких оплат он делать не будет. Компания, в свою очередь, выставила ему счёт на 215 тыс. евро, расчитав её по тем счетам, которые у неё имелись. Андрей от оплаты отказался, т.к. имел к строителям огромное количество претензий — это и архитектурное планирование и организация работ, это и низкое качество строительных решений, недостающая проработка конструктивных детелей, отсутствие соответствующего контроля и в целом — уклонение строительной компании от выполнения обязательств по договору.

В сложившейся ситуации он был обязан пригласить другую фирму и заплатить ей средства за то, что она убрала все недоделки и поправила всё, что попортили прошлые строители. В конце концов, строительство было завершено, дом принят надлежащими комиссиями, и только в 2010 году Андрей со собственной семьёй сумел въехать в дом.

Последующие действия происходили последующим образом. Строительная компания, которая сначало занималась реконструкцией дома Андрея, разорилась. В 2013 году в отношении неё была назначена процедура банкротства. Конкурсный управляющий, которого для ведения процесса ликвидации провозгласил трибунал, знакомясь с документацией компании, нашел счёт на сумму 215 тыщ евро, который компания выставляла Андрею и который им не был оплачен. Конкурсный управляющий направил Андрею письмо с требованием произвести оплату. С этим требованием он пришёл к нам и поведал всю эту историю.

Проведя беседу с клиентом, юрист разъяснил ему, что им упущено время. Ему следовало строго держать под контролем все работы, потому что объект является монументом архитектуры, и, при обнаружении нарушений, составлять акты и добиваться их устранения в согласовании с установленными нормативами. Но он этого не сделал, а напротив, подписывал дополнительные соглашения об увеличении цены работ и продлении сроков строительства. Таким макаром, в текущее время мы не можем оговаривать качество работы строительной компании и её цена. Мы можем вести спор исключительно в рамках процедуры банкротства. Клиент согласился с этим, но ещё раз заострил внимание на том, что, по условиям договора, он не «доплатил» строительной компании 50 евро. Он согласен выплатить её, но ни 1-го стоимость – сверх того.

Получив поручение от клиента, мы направили возражения на предъявленное требование. А именно, юрист указал на то, что меж сторонами был заключен договор и два дополнительных соглашения на общую сумму 835 тыщ евро за полную реконструкцию земляного участка, придомовых сооружений и дома под ключ. Нашим клиентом была выплачена сумма в размере 785 тыщ, но, строй работы, обсужденные договором, произведены не были. А именно, наш клиент обязан был вполне перепроектировать и переделывать винтообразную лестницу в доме; на сто процентов переделывать аппаратную комнату, т.к. она была изготовлена с большенными нарушениями, и установленные в ней насосы повсевременно выходили из строя; устанавливать дополнительную вентилируемую стенку и сооружать дополнительную вентиляционную систему, потому что установленная компанией вентиляция, не работала. В собственных возражениях юрист перечислил и многие другие претензии, которые имелись у нашего клиента к строительной компании, и которые пришлось ему устранять или переделывать, вкладывая в это дополнительные средства. Дальше юрист указал, что меж сторонами был подписан договор и два соглашения к нему на общую сумму 835 тыс. евро, 685 из которых он оплатил. Но, цена работ, произведённых строительной компанией, существенно меньше. Компания выставила счёт нашему клиенту на сумму 215 евро за те работы и материалы, которые не были предусмотрены договором и дополнительными соглашениями. Не считая того, наш клиент был обязан заключить договор с другой строительной компанией для устранения последствий плохой работы первой компании и окончания строительства. Практически, за реконструкцию дома нашим клиентом была заплачена двойная стоимость. Т.е. в сложившейся ситуации в рамках процедуры банкротства речь может идти только о сумме, не превосходящей контрактённости – 50 тыщ евро, но не 215 тыщ.

Не считая того, нами был приглашён эксперт для проведения экспертизы. Исследовав строительную документацию, эксперт подготовил своё заключение о том, какие нарушения при строительстве были допущены первой строительной компанией, которые наш клиент обязан был устранять и переделывать. Заключение профессионала мы приложили к своим возражениям. Но, конкурсный управляющий не согласился с заключением нашего профессионала и провозгласил свою экспертизу. В итоге её проведения сумма требования была снижена с 215 тыщ до 175 тыщ. Мы, в свою очередь, ознакомили с плодами экспертизы собственного профессионала и, получив его заключение, вновь направили свои возражения, настаивая на своём варианте. Ответа от той стороны не последовало – действия происходили уже в мае 2013. И исключительно в декабре, когда исходил срок предъявления требований и когда мы считали, что дело стопроцентно закрыто, нам позвонил конкурсный управляющий и предложил «достигнуть компромисса». Мы произнесли, что остаёмся на собственных позициях. Если та сторона, по прежнему, не согласна, у нас ещё есть время подать иск в трибунал. Та сторона приняла наши условия, составила контракт, мы занесли в него всего только одно дополнение — после оплаты нашим клиентом 50 тыщ евро 2-ая сторона больше не будет иметь к нему никаких претензий. Стороны подписали контракт, Андрей выплатил 50 тыщ, и дело было закрыто.

Может быть, прочитав эту статью, читатель изумится – что такое 165 тыщ, когда в деле вертелись миллионы?

Во-1-х, дорогой читатель, миллионы складываются из тыщ, а тыщи из сотен – нет 1 тыщи – нет миллиона, а только 999 тыщ. Во-2-х, как мы уже гласили, пришёл Андрей к нам очень поздно, когда уже были пропущены процессуальные сроки, и оснований для их восстановления не было. В – третьих, клиент не давал нам поручения предъявить требования к строительной фирме об устранении нарушений за её счёт. Да, фактически, и добиваться было не с кого – компания разорилась.

В сложившейся ситуации мы сделали для клиента всё вероятное в рамках данного им поручения и достигнули хотимого им результата.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник неотклонима.