«ОПРАВДАННОЕ Принужденное ПОЛОЖЕНИЕ» (§35 уголовного кодекса Германии)

Если веровать статистике, то количество разводов в мире не уступает количеству заключенных браков. Что все-таки происходит с людьми после расторжения брака? Очевидно, жизнь длится, и каждый, либо практически каждый стремится устроить свою жизнь и отыскать нового партнёра, который, уже точно, будет лучше предшествующего, брак с которым не сложился. Кому в таковой ситуации легче – мужикам либо дамам – судить не станем. Ведь не напрасно существует пословица: «все счастливые браки счастливы идиентично, а вот посреди несчастных семей – любая несчастна по-своему».

Но в нашей статье речь пойдёт не о том, как несчастным был брак нашей клиентки, а о том, как юрист посодействовал ей избежать судимости и закрыть уголовное дело. Хотя, со слов клиентки, попала она в эту историю только поэтому, что пробовала защитить собственных деток от собственного сожителя.

В нашу адвокатскую канцелярию обратилась юная дама – назовём её Василина. В Германию она приехала из одной из государств СНГ вкупе со своим супругом и детками. Тут брак их распался, и малыши – 11 и 12 лет – остались с ней. Пытаясь устроить свою личную жизнь, Василина познакомилась с другим мужиком и стала проживать с ним в незарегистрированном браке. Но с супругом ей опять не подфартило – сожитель не работал, не гнушался рукоприкладством. К нам Василину привело приобретенное ею из суда приглашение, в каком было сказано, что в отношении неё вынесено обвинение в совершении краж в магазинах – два эпизода. Судебное заседание было назначено практически через некое время. Она показала адвокату документы, из которых следовало, что она уже привлекалась ранее к уголовной ответственности за схожее грех. Василина объяснила адвокату, что все эти кражи она сделала под давлением собственного сожителя – он грозил ей побоями, а деток угрожал «посадить на наркотики».

Понятно, что юрист был должен действовать очень стремительно – навести в трибунал сообщение о том, что он представляет интересы собственной клиентки, запросить материалы судебного дела, изучить их и только после чего выработать стратегию и стратегию защиты клиентки в суде. Обсудив всё это с клиенткой и получив её согласие, юрист уведомил трибунал о том, что он будет защищать в суде Василину и запросил материалы дела. После их исследования, юрист узнал, что Василина «брала» в магазинах не предметы, имеющие какую-то ценность, например, мобильники, вещи и т.п.. Она крала… продукты питания, и это событие могло вызвать у суда сомнения в правдивости её заявления о том, красть её заставлял сожитель. На вопрос, данный клиентке по этому поводу, Василина произнесла, что сожитель отбирал у неё средства, а ей необходимо подкармливать малышей и есть самой. Дальше юрист узнал, что при совершении краж она была задержана детективами магазинов – в первом эпизоде вкупе со своим сожителем, во 2-м эпизоде – одна. Интервал меж совершёнными кражами – приблизительно, полгода. В материалах дела были свидетельские показания детективов и письменные показания клиентки, которые были несколько противоречивы: с одной стороны, она гласила, что сделала кражу под давлением и опасностями сожителя, с другой стороны, что у неё не было довольно средств. Всё это вызывало огромные сомнения и никак не содействовало подходящему финалу дела.

Юрист пригласил клиентку на беседу и объяснил ей, что, исходя из материалов, которые имеются в суде, шанс опровергнуть обвинение либо закрыть дело стопроцентно без осуждения может быть исключительно в том случае, если у нас будут подтверждения внедрения в отношении неё и малышей со стороны сожителя физического насилия либо конкретной опасности её внедрения перед совершением кражи, и она действовала в состоянии оправданного принужденного положения.

Пояснения для читателя: § 35 общей части уголовного кодекса Германии «Оправданное принужденное положение» предугадывает последующее: «(1) Кто ввиду наличной, по другому непредотвратимой угрозы для жизни, здоровья либо свободы совершает правонарушающее деяние, чтоб отвратить опасность от себя, родственника либо другого близкого ему лица, действует невинно. Это положение не действует, если от лица, совершившего деяние, судя по происшествиям, в особенности поэтому, что оно само спровоцировало причину угрозы либо поэтому, что находилось в особенных правоотношениях, можно было востребовать, не допускать этой угрозы, но, наказание может быть смягчено, согласно § 49 абз. 1, если лицо, совершившее деяние, было не должно подвергаться угрозы, беря во внимание его особенные правоотношения. (2) Если лицо при совершении деяния некорректно осознает происшествия, которые исключили бы его вину согласно абз. 1, то оно наказывается только тогда, когда оно могло избежать ошибки».

Адвокату предстояло обосновать в суде наличие такового оправданного принужденного положения. А поэтому, он предложил клиентке тщательно обрисовать период её совместного проживания с сожителем, нрав его угроз, факты насилия по отношению к ней и её детям, также представить подтверждения по этим фактам – мед освидетельствования, именовать имена очевидцев, которые могут это подтвердить. В собственных письменных пояснениях Василина указала, что в текущее время она рассталась со своим сожителем. Их дела продолжались более одного года. Когда познакомились и позже стали совместно проживать, всё было отлично. Но он стал настаивать на заключении брака для того, чтоб получить в Германии вид на жительство (у неё германское гражданство). Она, заподозрив, что сожитель вступил с ней в дела только ради этого, отказала ему, сказав, что они ещё недостаточно отлично друг дружку знают. После чего он поменялся, стал грубо относиться к ней и детям, лупить её. Она была обязана переехать с детками в другой город. Но он приехал следом и стал её преследовать. Из-за скандалов и психического террора, которые он устраивал, у нею появились препядствия с соседями по дому и арендодателем. Многие факты ей приходилось скрывать. Но после того, как он в очередной раз принудил её совершить кражу, она не выдержала и, набравшись мужества, выставила его за дверь, пообещав в последующий раз вызвать полицию. На этом настаивали и детки. В качестве очевидцев внедрения с его стороны угроз и насилия она именовала собственных деток и соседку, у которой ей в один прекрасный момент пришлось ночевать.

На основании этих событий юрист подготовил и направил в трибунал подробные возражения с указанием всех фактов и имён очевидцев, при всем этом указав, что, беря во внимание дефицитность времени, которое осталось до даты судебного заседания, очевидцы будут вызваны им без приглашения суда – это было нужно, чтоб трибунал допустил очевидцев для роли в суде. С клиенткой юрист провёл подробную предварительную беседу, указав ей, какие вероятные вопросы могут появиться у суда, в особенности, заострив внимание на слабеньких моментах защиты: 1. клиентка страшилась огласки, а поэтому не желала завлекать к роли в судебном заседании свою соседку; 2. трибунал, беря во внимание возраст её малышей, может отказать в вербовании их в качестве очевидцев, чтобы не травмировать дополнительно их психику; 3. нам непонятно, явится ли в судебное заседание её сожитель, чтоб давать суду показания в своё оправдание; и 4. у суда непременно возникнет вопрос в отношении предметов кражи. Т.к. это были продукты питания и посреди их – продукты для её малышей, резонно появляется вопрос – сожитель заставлял её воровать продукты для её деток либо она, всё же, воровала продукты себе? Юрист указал клиентке, что такое положение оставляет почву для колебаний. Но, уголовный закон предугадывает, что все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого, т.е. её.

В денек судебного заседания юрист ещё раз обсудил всё со собственной клиенткой, напомнив ей, что она должна держаться уверенно и чётко отвечать на вопросы суда, чтоб вызвать его доверие. Но, одно дело дискуссировать ситуацию с адвокатом, и другое – оказаться перед трибуналом. Когда трибунал предоставил слово Василине, она начала очень беспокоиться, почти все из того, что необходимо было сказать, забыла, её ответы были путанными и неуверенными. Видя это, юрист, перенял инициативу в свои руки и, после допроса детектива магазина, выступавшего в качестве очевидца со стороны обвинения, попросил о перерыве и необходимости проведения правовой беседы с судьёй и представителем обвинения – такую возможность предугадывает уголовно-процессуальный кодекс Германии. Нужно сказать, что такая беседа является довольно действенным средством для разрешения многих уголовных дел в Германии. В процессе правовой беседы, которая проводится без участников процесса, юрист указал, что он, так же как трибунал, не вожделеет допроса деток клиентки, а поэтому желал бы предложить компромиссное решение. Беря во внимание, что, с одной стороны, в процессе судебного заседания утверждения, данные его клиенткой опровергнуть не удалось (свидетельские показания детективов), с другой стороны, она не смогла в полном объёме ответить на все вопросы суда, с третьей стороны, причинение ею вреда магазинам не пришло (похищенное было возвращено), и, в-четвёртых – его клиентка от всей души раскаивается в содеянном, юрист предложил суду, исходя из незначительности вины его клиентки, закрыть дело по основаниям, установленным § 153а ч.2 уголовно-процессуального кодекса Германии, и возложить на неё обязанность, беря во внимание вещественное положение семьи и наличие 2-ух несовершеннолетних деток, которых она воспитывает одна, отработать на публичных работах 30 часов. Выслушав адвоката, трибунал против такового решения не возражал, представитель прокуратуры также согласился.

Вновь открыв судебное заседание, трибунал вынес своё решение о закрытии дела в отношении Василины в согласовании с § 153а ч.2 уголовно-процессуального кодекса Германии – ввиду малой толике вины нарушителя. Не глядя на то, что времени у адвоката для подготовки к делу и сбора доказательств, фактически, не было, он достигнул рационального решения суда для собственной клиентки – она не имеет судимости, её имя не внесено в реестр совершённых правонарушений, не наказана вещественно. Она может продолжать жить с незапятнанной репутацией и предназначить себя своим детям.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник неотклонима.