РОЛЬ Заступника В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ либо нанесения телесных повреждений нескольким лицам — § 223 Угол

В одной из публикаций на веб-сайте www.creative-psyology.jimbo.com создатель приводит советы, как отыскать общий язык со запальчивыми людьми. Он рекомендует разговаривать с ними тихо, ни при каких обстоятельствах не проявляя своё возмущение; всегда задерживать размеренный тон, даже если собеседник перебегает на вопль. Нужно впору ощутить, что конструктивной беседы со запальчивым человеком не получится, и окончить свою беседу, дав тем ему возможность остыть, придти в себя и ещё раз переосмыслить разговор. Создатель считает, что разговор со запальчивыми людьми следует вести всегда на положительной нотке, не запамятывая повторять, что вы осознаете их точку зрения и … кое-где её разделяете, а предлагая свою кандидатуру, предлагайте её, как некоторый выбор. Запальчивые люди часто болезненно принимают чужую точку зрения, считая, что единственно верной является только их собственная.

Конкретно такими способностями и познаниями способов подхода к клиенту должен владеть и юрист. Например, меж 2-мя людьми произошла стычка. Понятно, что сдержанные уравновешенные люди не станут затевать стычку; они предпочтут решить делему оковём мирных переговоров. Посреди участников драки один непременно запальчив и несдержан. Он, по определению, вероятнее всего, и является затейщиком. Но это только по определению. Если таковой человек обращается за помощью к адвокату, то последнему предстоит не только лишь провести с клиентом конструктивную беседу, да и найти себе, кто же по сути был затейщиком (подчеркнём – найти себе), а потом навести все силы на оказание эффективной помощи собственному клиенту, независящего от того, был он затейщиком драки либо потерпевшей стороной.

К нам в адвокатскую канцелярию за консультацией обратился мужик – назовём его Владимир. Он получил приглашение в полицию в качестве обвиняемого по факту нанесения телесных повреждений нескольким лицам — § 223 Уголовного кодекса Германии. Клиент желал получить консультацию на предмет собственных последующих действий. С первых же минут беседы юрист сообразил, что Владимир очень несдержанный и очень чувственный человек – заводится, что именуется, с пол-оборота. У таких людей, обычно, повинны все, не считая него; они мучаются от недопонимания их окружающими и просто притягивают к для себя разные проблемы. Из тирады слов, которые клиент выплёскивал в порыве негодования, юрист сообразил, что клиента нелегально винят, и он ни в чём не повинет, так как тот начал 1-ый. Тот – это германец, с которым Владимир подрался в поезде. История была очень обыденна – Владимир провожал свою подругу на поезде из Берлина до Праги. Дальше она ехала в Москву. В проходе поезда у их произошла стычка с германской парой. Со слов Владимира, германец толкнул его подругу. Он вступился за неё, и меж мужиками, говоря юридическим языком, произошёл физический контакт. По воззрению Владимира, он был прав и действовал в рамках нужной обороны. Никаких показаний он милиции не давал. А сейчас его винят, и ему нужна консультация адвоката, как верно поступить, чтоб разъяснить всем, что он ни в чём не повинет.

Адвокату потребовалось более 30 минут, до того как клиент сумел успокоиться и слушать его пояснения. Адвокату пришлось очень кропотливо и тщательно разъяснять клиенту, каким образом можно снять с него обвинение, которое, в согласовании с § 223 УК Германии, предугадывает наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет либо валютного штрафа. Для этого нужно, сначала, ознакомиться с материалами дела, изучить показания других лиц, причастных к их истории, записками полицейских, показаниями персонала поезда. После чего можно будет решать, необходимо ли ему вообщем давать показания, а если давать, то какие. И только позже можно будет разрабатывать стратегию его защиты перед прокуратурой и трибуналом, чтоб они приняли конкретно его версию. Невзирая на настолько кропотливые и убедительные объяснения адвоката, клиент продолжал чувственно убеждать адвоката, что все должны веровать только его словам. И опять юрист терпеливо объяснял клиенту, что трибунал рассматривает дело на основании имеющихся в деле доказательств, а не слов и чувств. И огромную роль в рассмотрении играет конкретно человечий фактор – показания очевидцев. Почти все будет зависеть от того, какие показания дали очевидцы в отношении его поведения, как его показания могут быть расценены, как тенденциозные, и т.д.. На основании этих фактов трибунал по собственному внутреннему убеждению обусловит, кому он верует больше. И тут почти все находится в зависимости от умения и опыта адвоката, который при проведении допроса может задать очевидцам такие вопросы, которые посодействуют его клиенту и введут в смятение очевидцев, вызвав у их неуверенность, и посеять сомнения в очах суда в правдивости их показаний.

В конце концов, после кропотливых объяснений адвоката, клиент согласился дать ему поручение представлять его интересы. Юрист направил в прокуратуру ходатайство о предоставлении ему материалов уголовного дела. Исследовав их, он установил, что в материалах дела имеются показания полицейских, выезжавших на место происшествия, письменные показания потерпевшего мужчины, показания служащих поезда. Потерпевший в собственных письменных показаниях пояснял, что они с супругой сели в поезд на главном вокзале в Берлине и направлялись в Дрезден. Они шли повдоль вагона и находили свои места. В проходе им попалась жестко настроенная пара. Они с супругой попробовали возвратиться к выходу. В проходе было очень тесновато. Эта брутальная пара – мужик и дама — оттеснила его самого и толкнула его супругу. Она чуть ли не свалилась на рельсы, но чудом удержалась. Увидя это, он сходу отреагировал и толкнул даму в сторону, чтоб посодействовать собственной супруге. В этот момент мужик из брутальной пары стукнул его кулаком в лицо. Он желал стукнуть ещё, но его спутница удержала его, и они ушли. А очевидец обратился к персоналу поезда и попросил сказать о произошедшем в полицию (в записках милиции это было зафиксировано). В докладной записке полицейского было обозначено, что наш клиент стукнул потерпевшего кулаком левой руки в правую часть подбородка. Но было отмечено, что установить, был ли толчок супруги потерпевшего изготовлен с умыслом либо по неосторожности, не представляется вероятным. Не считая того, полицейские отметили, что по наружным признакам они не смогли установить у потерпевшего наружных повреждений. На вопрос полицейского в отношении удара в лицо, потерпевший заявил, что покраснение уже прошло. В деле отсутствовали показания супруги потерпевшего – как следовало из записки милиции, такая возможность ей предоставлялась, но она пока ею не пользовалась. Как отмечено в материалах дела, прибывшая милиция попробовала взять показания у нашего клиента и его спутницы, но они давать показания отказались (это и понятно, потому что оба не молвят на германском).

В связи с этим милиция взяла за базу версию, рассказанную потерпевшим. У адвоката были письменные показания подруги клиента – в материалах дела их не было (сама подруга уже возвратилась в Москву). Согласно её версии, они с другом, к которому она приезжала в Берлин, ехали на поезде до Праги. Проходя по коридору через тамбур, где было сильно много народу, она ощутила, что её толкают в спину. Она обернулась. Стоящий за ней мужик толкнул её в грудь и что-то орал ей на германском. Лицезрев это, её друг стукнул его по рукам. Она желала идти далее, но увидела, что тот германец набросился на её друга. Тогда и она встала меж ними. Германец продолжал что-то орать и размахивать руками. А её друг произнес ей, что супруга немца не удержалась и «сошла» по ступенькам вниз. Они ушли. Позднее они были задержаны милицией, но никаких показаний дать милиции не могли. Дама выразила своё удивление в отношении того, что германец считает себя потерпевшим.

Исследовав материалы дела, юрист пригласил клиента для того, чтоб обусловиться с последующими действиями. Он разъяснил клиенту, что, по его воззрению, в реальный момент нет необходимости давать показания, потому что доказательств в его виновности у обвинения недостаточно, и есть отличные шансы испытать закрыть дело, делая упор на те факты, которые имеются в материалах дела. Исключительно в том случае, если милиция решит провести дополнительное расследование, мы будем ссылаться на показания нашего очевидца – подруги Владимира.

Юрист подготовил и направил в прокуратуру ходатайство с просьбой закрыть уголовное дело в отношении его клиента по основаниям, установленным § 170 ч.2 Уголовно-процессуального кодекса Германии за отсутствием в его действиях состава злодеяния либо недоказанностью. В своём обосновании юрист указал, что по состоянию проведённого расследования и материалов дела, его клиент не будет давать показания, потому что отсутствует беспристрастная сторона нанесения телесных повреждений, установленная § 223 УК Германии. В связи с этим деяния его клиента не могут быть подтверждены, как следует, по состоянию дела процесс должен быть прекращён. Это заключение вытекает из того происшествия, что потерпевший очевидец даёт только обобщённые сведения произошедшего, и эти сведения находятся в противоречии с беспристрастной доказательной базой, изготовленной милицией на месте происшествия. А конкретно: подтверждения того факта, что потерпевший получил заявленные им повреждения, отсутствуют. Вопреки его заявлению о том, что он готов предоставить письменное мед освидетельствование, он его не предоставил – в материалах дела таковой документ отсутствует. Не считая того, срочно прибывшая на место происшествия милиция, не нашла на лице и шейке потерпевшего каких-то следов повреждений, о чём отмечено в материалах дела. Отсутствуют и какие-либо другие подтверждения нанесения телесных повреждений потерпевшему и его супруге. Также юрист указал, что его клиент, в случае необходимости, может предоставить свидетельницу, которая аккомпанировала его в момент происшествия. Показания этой свидетельницы вполне опровергнут показания потерпевшего. Дальше юрист отметил, что, в случае, если прокуратура будет придерживаться другой точки зрения по данному делу, он просит о дополнительном обосновании защиты. Если прокуратура хочет возобновить расследование, он ходатайствует о допросе 2-ой потерпевшей свидетельницы – супруги потерпевшего и о предоставлении материалов дела для дополнительного исследования.

Ходатайство в прокуратуру адвокатом было ориентировано в сентябре прошедшего года. И только спустя полгода – в марте сегодняшнего года – после многократных напоминаний, прокуратура сказала, что уголовное дело и уголовное преследование в отношении Владимира прекращено по основаниям, установленным § 170 ч.2 УПК Германии, с него сняты все обвинения.

В заключение охото выделить, что в этой ситуации нехорошее познание клиентом германского языка сыграло ему на руку – он не мог без помощи других давать показания и вовремя обратился к адвокату, который в процессе проведённой им работы смог уверить прокуратуру в недоказанности наличия вины его клиента. Ведь только спец, понимающий своё дело, может усмотреть «прорехи» в уголовном деле и защитить собственного клиента, невзирая на то, что все факты молвят против него.

P.S. Мы указывали в собственной статье, что наш клиент очень чувственный и запальчивый человек. До того, как произошла вышеперечисленная нами история, он уже попадал в проблема – тоже в стычку. Тогда он не стал обращаться к адвокату, свято веря в свою правоту. Он пустил всё на самотёк, не явился для дачи показаний по вызову прокуратуры, и был приговорён заочно к уголовному наказанию за нанесение телесных повреждений.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник неотклонима.